Как понять, что перед тобой алкоголик прежде, чем выходить замуж за него

Автор: Леонид  :  Рубрика: Алкоголь зло,а еда...?

4 шага к алкоголизму: как понять, что пора остановиться

Алкоголь сопровождает большинство наших мужчин почти всю жизнь — и, оказывается, все это время они рискуют. Как понять, что человек, к которому испытываешь сильные чувства и за которого собираешься замуж, — уже на второй стадии алкоголизма? Можно ли остановиться на пути разрушения как тела, так и мозга — и на что обратить внимание?

Как вычислить алкоголика прежде, чем выйти за него замуж

Вероятность стать алкоголиком не настолько мала, как кажется социально благополучным посетителям модных московских баров. Согласно эпидемиологическому исследованию, проведенному в Соединенных Штатах, за первый год с начала употребления алкоголя зависимость формируется у каждого пятидесятого, а через десять лет в нее влипают уже 11 %. В целом за все время жизни, включающей в себя эпизодическое употребление алкоголя, вероятность развития зависимости составляет 22,7 % — это намного меньше, чем у никотина (67,5 % употребляющих), но даже немного превосходит вероятность развития зависимости от кокаина (20,9 %).

 

Как понять, что перед вами — алкоголик?

Критерии алкоголизма размыты и отличаются в разных источниках и в разных странах. Авторитетное американское руководство по диагностике и статистике психических расстройств, DSM—IV, выделяет две проблемных ситуации: злоупотребление алкоголем и зависимость от него.

О злоупотреблении говорят в контексте социальных проблем: этот диагноз ставят, если человек время от времени пренебрегает своими рабочими обязанностями из-за пьянства, или попадает в опасные ситуации (например, садится за руль в нетрезвом виде), или у него возникают из-за алкоголя проблемы с законом, или же он продолжает пить, несмотря на ухудшение отношений с друзьями, семьей или коллегами.

Алкогольная зависимость определяется по семи критериям, общим для всех психоактивных веществ: толерантность, синдром отмены, неконтролируемое употребление, неудачные попытки сократить количество алкоголя, большое количество времени, затраченного на поиск и употребление алкоголя, ущерб семье, работе или отдыху и продолжение употребления без поправки на проблемы со здоровьем, вызванные алкоголем. Набирать все семь критериев не обязательно, достаточно трех.

В российских учебниках по наркологии критерии не так четко формализованы. Обычно выделяют три стадии алкоголизма (четыре, если считать «нулевую», при которой человек уже стремится к употреблению алкоголя, но спокойно воздерживается от него, когда ситуация не способствует выпивке). Каждая характеризуется гибким комплексом параметров, но самые заметные из них — это подавление рвотного рефлекса при злоупотреблении алкоголем на первой стадии зависимости, выраженный абстинентный синдром и потребность «опохмелиться» на второй стадии и полная невозможность приемлемо себя чувствовать вне опьянения — на третьей.

Развитие каждой из них может занимать несколько лет, и еще на второй стадии человек может вполне справляться и со своей работой, и с налаживанием социальных связей, так что окружающие могут вовсе не считать его больным. Подходящий бытовой критерий для того, чтобы понять, что человек алкоголик и за него не нужно выходить замуж, — это похмелье, сопровождающееся желанием выпить еще. У здорового человека, который перепил накануне и теперь жестоко страдает от головной боли и других неприятных эффектов, идея выпить еще бутылочку пива будет вызывать отвращение, потому что ему плохо из-за того, что алкоголь в крови превратился в ядовитый альдегид. У алкоголика такая идея вызовет энтузиазм, потому что ему плохо из-за того, что алкоголь в крови кончился.

Еще один признак алкоголизма — это способность допиться до провалов в памяти. Это называется алкогольный палимпсест, человек не может воспроизвести в памяти всю цепочку событий, происходивших с ним во время алкогольной интоксикации. Важно здесь то, что появление палимпсестов — это один из диагностических критериев алкоголизма. Они появляются на первой стадии зависимости и усугубляются на второй и третьей. Здоровый человек не может выпить столько, чтобы у него произошел палимпсест, — рвотный рефлекс возникнет раньше.

 

Как допиться до белой горячки

При тяжелой алкогольной зависимости, как это вообще часто случается с наркоманиями, потребности системы вознаграждения вступают в противоречие с потребностями остальных частей мозга и тела. У человека, который давно и много пьет, pH крови смещается в сторону закисления, а содержание ионов и микроэлементов в ней падает. Это приводит к тому, что вода переходит из крови в межклеточное пространство, человек опухает и потеет, кровь у него густая, и сердцу очень тяжело гонять ее по организму, давление скачет, голова болит. Печень не справляется с нагрузкой, ее клетки гибнут, организм отравлен не только алкоголем, но и останками собственных умерших клеток.

Человек очень плохо себя чувствует, и ему хочется еще выпить, чтобы субъективно стало получше. Но через несколько недель или месяцев запоя организм отравлен настолько, что человек просто больше не может. Ему приходится перестать.

Однако мозг за время запоев так привык к алкоголю, что его системы торможения практически перестают работать, а системы активации, наоборот, работают изо всех сил. В лучшем случае это просто ведет к тревожности, страху и бессоннице. Но иногда развивается алкогольный делирий, он же белая горячка.

Сверхвозбуждение мозга на фоне отвратительного самочувствия приводит к весьма реалистичным и очень пугающим галлюцинациям, с которыми человек начинает бороться в меру своих сил. Нарколог Павел Бесчастнов (который помог мне сделать эту главу относительно легко воспринимаемой и в то же время относительно корректной) как-то раз описал в своем блоге случай из клинической практики.

К нему привезли пациентку, которая невозмутимо рассказала следующую историю из жизни: она сидела на кухне и никого не трогала, как вдруг услышала шум из ванной. Пошла проверить и встретила там гигантскую инопланетную медузу-самца. Помимо щупалец у нее нашелся член, которым женщина была изнасилована. Здраво рассудив, что инопланетная дрянь могла заразить ее каким-нибудь венерическим заболеванием, женщина вскипятила в чайнике воду и подмылась крутым кипятком. После этого жертва белой горячки все же решила позвонить в «скорую», но «скорая», выслушав ее рассказ, привезла ее к психиатру-наркологу, которому пришлось уже самому звать коллег из ожогового отделения и пересказывать им эту душераздирающую историю.

 

Когда алкоголь полезен

При аккуратном использовании алкоголь не такая уж и плохая вещь. Существуют исследования, показывающие, что умеренное употребление алкоголя оказывается даже полезнее для здоровья, чем полное воздержание от него.

Не все профессионалы со мной согласны. Светлана Боринская, изучающая гены предрасположенности к алкоголизму, не считает, что есть какие-то убедительные доказательства пользы малых доз алкоголя: совпадение не означает причинно-следственной связи, и возможно, что люди не потому больны, что не пьют, а не пьют именно потому, что больны; а может быть, это наблюдение связано еще с какими-то неучтенными факторами. Боринская пишет: «Я считаю, что это вопрос очень существенный. Потому что распространение мифа о „стакане вина“ в нашей стране особенно вредно. „Польза для сердца“ и „врачи показали“ — частый довод против прекращения злоупотребления, в котором стаканом, ясное дело, мало кто ограничивается. Кстати, полезные вещества, которые есть в красном вине, можно с таким же успехом получить из стакана виноградного сока, не рискуя развитием зависимости».

Риск ишемической болезни сердца при включении алкоголя в меню падает на 30 %, а общая смертность от всех причин — примерно на 18 %. Но речь идет о действительно небольших дозах: до 14 г чистого этанола в день для женщин и до 28 г — для мужчин. Это соответствует 100 или 200 мл вина.

При выходе за эти пределы смертность сначала повышается до тех же величин, что и у абсолютных трезвенников, а уже после 40 г чистого этанола в сутки пьющие люди становятся более подверженными болезням, чем те, кто воздерживается от алкоголя. В целом можно сказать, что пить понемногу безопасно, даже если это делать каждый день, а вот пить помногу вредно, даже если это делать редко.

Как вычислить алкоголика прежде, чем выйти за него замуж

 

Когда можно напиться?

Существует единственная ситуация, когда наука разрешает превысить рекомендуемую дозу. Речь идет о разовом приеме алкоголя в день сильного неконтролируемого стресса — внезапной трагической гибели близкого человека, расставания с возлюбленным, потери работы и тому подобное. В учебнике «Биология поведения» психоэндокринолога Дмитрия Жукова говорится, что в этой ситуации прием алкоголя снижает вероятность формирования депрессии.

Если это так, то напиться и в самом деле разумно: депрессия действительно проходит дольше и мучительнее, чем похмелье. Но, насколько я понимаю, к такому выводу Жуков пришел умозрительно, а экспериментально его никто не проверял. Это была бы довольно сложная схема эксперимента: пришлось бы взять 100 испытуемых, обеспечить им всем тяжелый стресс (допустим, уговорить их супругов ради науки внезапно подать на развод), половину отправить напиваться, вторую половину удержать в трезвости и через несколько недель сравнить частоту развития депрессивных эпизодов в обеих группах.

Сама по себе идея о том, что алкоголь может обладать успокаивающим действием, никаких сомнений не вызывает. В старых (и уже классических) работах нарколога Э.Е. Бехтеля отмечается, что алкоголь позволял добровольцам испытывать меньший страх и тревогу при получении разрядов электрического тока — такой опыт в лаборатории провести проще, чем опыт с разрушенной жизнью. Но ничего хорошего в этом на самом деле нет, потому что именно желание постоянно снижать тревожность, видимо, и выступает одним из ключевых факторов в развитии зависимости.

Перечисляя черты характера, ассоциированные с повышенным риском развития алкоголизма, Бехтель выделяет такие особенности, как малая устойчивость к стрессу, сниженная самооценка, высокий уровень тревожности, отсутствие выраженного стремления к работе и умения организовывать интересный отдых, неполное усвоение принятых в обществе морально-этических норм. Хм, кажется, я неплохо подхожу под это описание.

 

Как становятся алкоголиками

К счастью, формирование алкоголизма — процесс небыстрый, и его можно заметить, осознать и прекратить. Первым тревожным звоночком служит синдром желательности алкоголизации: привычка думать: «А неплохо бы пойти выпить!» во всех ситуациях, которые тянут на повод (вечер пятницы, вечер понедельника, успех, неудача, усталость, бодрость, знакомство с прекрасной барышней, знакомство с неприятным человеком и т.д., и т.п.).

Параллельно, в случае регулярного пьянства, начинает расти толерантность к алкоголю: для достижения того же эффекта, для которого раньше требовался литр пива, теперь нужно выпить полтора.

Следующий серьезный признак подступающего алкоголизма — это синдром облигатности опьянения. Он проявляется в том, что человек испытывает отчетливую фрустрацию, если намеченная пьянка отменяется или ее приходится прекратить раньше времени. Будущий алкоголик уже настроился, он уже предвкушал, и он предпримет все усилия, чтобы все-таки напиться, а если это не получится, то будет раздражен и обижен на весь мир.

Следующий этап — запаздывание феномена насыщения: человеку становится заметно сложнее достичь состояния «мама, я не могу больше пить!» — и одновременно он испытывает дискомфорт, если прекращает напиваться раньше, чем это все-таки удалось.

В общем, если человек заметил у себя даже самый первый из этих признаков, ему имеет смысл ввести у себя в голове сухой закон и пойти поучиться получать удовольствие от чего-нибудь более полезного — иначе потом может оказаться уже поздно. Эта трясина засасывает нежно и медленно. Будьте осторожны, отойдите от края платформы.

Исследование PURE. Революция в здоровом питании

Автор: Леонид  :  Рубрика: Алкоголь зло,а еда...?
На проходившем 26-30 августа 2017 г. в Барселоне (Испания) ежегодном конгрессе Европейского общества кардиологов (ESC) были представлены результаты анализа крупного эпидемиологического исследования PURE, в котором участвовало в общей сложности 135 000 человек.Анализ пищевых привычек участников проекта полностью переворачивает все наши представления о здоровом питании, показав, что высокое потребление жиров, в том числе и насыщенных, ассоциируется со снижением риска смертности.Напротив, было обнаружено, что высокое потребление углеводов ассоциируется с увеличенным риском смертности, хотя при анализе не делалось различий между обработанными и необработанными углеводами. Несмотря на то, что исследование подтвердило полезность увеличения потребления фруктов, овощей и бобовых, максимальное положительное воздействие на риск смертности наблюдалось при уровне потребления 3-4 порции в день (примерно 375–500 г/сутки), а более высокое потребление не приносило дополнительных преимуществ. Положительные эффекты овощей, фруктов и бобовых были более выраженными, если участники ели их сырыми, а не приготовленными. Ни для потребления жиров (как суммарного, так и в отношении насыщенных жиров), ни для потребления углеводов, ни для потребления фруктов, овощей и бобовых не удалось обнаружить ассоциаций с основными сердечно-сосудистыми событиями.Ведущий автор исследования PURE, легендарный профессор Салим Юсуф из канадского Университета Макмастера прокомментировал результаты следующими образом:

«Я надеюсь, что наши результаты помогут всему населению не чувствовать себя виноватыми, если они едят умеренное количество жирного. Хотя очень высокое потребление жиров – когда на них приходится 40% и более от всего рациона – может быть нежелательным, среднее потребление жира составляет порядка 30%, и это нормально. Мы все боимся насыщенных жиров, но на самом деле этого не надо делать. Умеренное потребление насыщенных жиров, на самом деле, представляется полезным».

В другой части своего интервью сайту Medscape он продолжил:

«Также вам не надо лезть вон из кожи, пытаясь съесть пять или больше порций фруктов и овощей, поскольку три или четыре порции, по-видимому, будут столь же полезны. Наши рекомендации по питанию слишком долго напоминали проповедь. Нам необходимо быть сдержаннее».

В заключение он добавил:

«Мои рекомендации по части здорового образа для общей популяции будут следующими: не курите и будьте активны физически – это две вещи, которые, вне всякого сомнения, полезны. Затем, я бы сказал, что надо поддерживать массу тела в разумных пределах – не нужно иметь много избыточного веса, но и очень тощим быть тоже не надо. Придерживайтесь сбалансированного рациона – немного мяса, рыбы, несколько порций фруктов и овощей, но чтобы быть здоровым, вам совсем не нужно быть веганом или потреблять огромное количество растительной пищи».

Одновременно с презентацией на конгрессе исследование PURE было опубликовано в виде двух раздельных статей в журнале Lancet, из которых в первой описываются результаты в отношении жиров и углеводов, а во второй вторая – данные по потреблению фруктов, овощей и бобовых. Третья статья, посвященная влиянию различных диетических паттернов на уровни липидов крови и артериального давления, была опубликована в журнале Lancet Diabetes and Endocrinology.

Исследование PURE (Prospective Urban and Rural Epidemiological Study, «Проспективное городское и сельское эпидемиологическое исследование») – это один из самых известных проектов канадского Научно-исследовательского института общественного здоровья (PHRI). Участники из 18 стран наблюдались в течение 7 лет; за этот период произошло 5796 сметей и 4784 основных сердечно-сосудистых события.

Отношение рисков для общей смертности (наиболее высокая квартиль против самой низкой квартили)

Группа Отношение рисков (95% доверительный интервал) P для тенденции
Углеводы 1,28 (1,12–1,46) 0,0001
Общее содержание жира 0,77 (0,67–0,87) <0,0001
Насыщенные жиры 0,86 (0,76–0,99) 0,0088
Мононенасыщенные жиры 0,81 (0,71–0,92) <0,0001
Полиненасыщенные жиры 0,80 (0,71–0,89) <0,0001

По всей видимости, в результаты в отношении насыщенных жиров будут особенно трудно поверить кардиологическому сообществу, которое традиционно считало их врагом номер один. В действительности, эти данные полностью противоречат вышедшим летом 2017 г. рекомендациям Американской кардиологической ассоциации (AHA), в которых предлагалось минимизировать потребление насыщенных жиров, заменяя их полиненасыщенными жирами или углеводами, так чтобы в результате на общее содержание жира в рационе приходилось менее 30% его энергетической ценности, а на насыщенные жиры – менее 10%.

Напротив, в исследовании PURE, где наиболее высокие уровни потребления насыщенных жиров составляли в среднем 10-13% от общей энергетической ценности, более высокие уровни потребления ассоциировались с достоверным снижением смертности по сравнению с более низкими, и более того, были получены указания на вред экстремально низкого потребления. Комментируя это расхождение, профессор Юсуф заявил, что рекомендации AHA в большей степени основаны на традициях, чем на качественных доказательствах. В свою очередь, в ответ на публикацию данных PURE AHA выпустила заявление, предлагающее интерпретировать результаты исследования со значительной осторожностью присущих ему ограничений (в первую очередь – регистрации данных о питании со слов участников с использованием опросника частоты потребления тех или иных продуктов). По мнению экспертов AHA, полученные с помощью подобных опросников данные бывают неточными и из-за особенностей памяти участников, которые нередко сообщают о потреблении одних продуктов слишком мало, а о других – слишком много. Кроме того, такие опросники могут не учитывать полностью культуральные различия между рационами и упускать значимые в тех или иных регионах продукты. Тем не менее, заявление AHA завершается рекомендацией для конечных потребителей ставить во главу угла общую сбалансированность своего рациона.

В ходе обсуждения результатов PURE на конгрессе ESC также обсуждались вопросы сопоставимости полученных данных с результатами рандомизированных исследований, в первую очередь, недавнего исследования PREDIMED со средиземноморской диетой. По мнению исследователей PURE, рандомизированные исследования в области питания крайне тяжело проводить, поскольку в них люди должны строго придерживаться определенного рациона в течение многих лет, что на самом деле невозможно. Исходя из этого, обсервационные исследования с анализом биомаркеров и учетом большого количества потенциальных искажающих факторов могут давать более качественную информацию.

Исследователям PURE также задавался вопрос о возможности экстраполяции полученных данных на население западных стран, в частности, популяцию США с учетом того, что в проекте участвовали только три западных страны (Канада, Швеция и Польша), где было включено всего 12% участников. Авторы исследования считают, что несмотря на это обстоятельство, полученные данные применимы и к этим странам. Полученный набор данных охватывал уровни потребления насыщенных жиров до примерно 18% от энергетической ценности рациона, а среднее потребление насыщенных жиров в США составляет около 14%, то есть, попадает в этот диапазон. Более того, исследователи провели раздельный анализ данных по азиатским и неазиатским странам, и он показал одинаковые результаты обеих подгруппах, то есть, более высокую смертность при более низком потреблении жиров и более высоком – углеводов.

Конечно, нельзя исключать вероятность, что рацион с высоким содержанием углеводов и низким содержанием жиров является маркером бедности, но при статистическом анализе исследования PURE производилась коррекция по огромному количеству потенциальных искажающих факторов, среди которых, в том числе был уровень дохода семьи. С учетом этих соображений, исследователи считают, что последние рекомендации по питанию AHA могут иметь негативные последствия.

На основе результатов PURE была создана модель, в которой замена 5% энергии, получаемой человеком в сутки из углеводов, на полиненасыщенные жиры, ассоциировалась с достоверным снижением смертности на 11%. Замена тех же 5% энергии из углеводов на мононенасыщенные жиры, насыщенные жиры или белки ассоциировалась с менее выраженными снижением смертности, которое не достигло статистической значимости. Все эти замены не имели никаких последствий для сердечно-сосудистых конечных точек, то есть, снижение общей смертности происходило независимо от сердечно-сосудистых причин. Авторы исследования считают, что это могло произойти за счет снижения риска злокачественных новообразований, или болезней органов дыхания, или инфекций, но пока что в исследовании не накоплено достаточно событий, чтобы делать окончательные выводы. Возможно, это станет яснее по мере появления большего количества информации о причинах смерти по мере дальнейшего наблюдения за популяцией исследования.

В редакционной колонке, сопровождающей публикацию исследования PURE в Lancet, было выдвинуто предположение, что причиной более низкой смертности при более высоком потреблении жиров является высокая нутриентная плотность мяса, которая, видимо, корректировала распространенные во многих участвующих странах нутриентные дефициты. Авторы этого комментария также предположили, что неблагоприятное воздействие потребления углеводов на смертность могло быть обусловлено продуктами промышленной переработки, которые содержат большое количество добавленного сахара и очищенных зерновых продуктов. Редакционная колонка завершается следующим выводом: «Исследование PURE – это впечатляющая инициатива, которая будет влиять на общественное здравоохранение в течение многих предстоящих лет. Первичные результаты PURE поколебали обычные установки о связи между питанием и заболеваниями, которые в основном базировались на обсервационных данных, полученных в европейской и североамериканской популяциях, и увеличили существующую неопределенность в отношении того, из чего же складывается здоровое питание. По всей видимости, эта неопределенность будет господствовать до тех пор, пока не будут проведены хорошо спланированные рандомизированные контролируемые исследования. Пока это не будет сделано, лучшим лекарством в области диетологии будет хорошая доза смирения.»

В отдельной публикации в журнале Lancet Diabetes and Endocrinology, которая была посвящена анализу биомаркеров, исследователи PURE сообщили, что потребление жиров в целом и всех типов жиров по отдельности ассоциировалось с более высокими концентрациями общего холестерина и холестерина липопротеинов низкой плотности (ЛНП), но зато также с более высоким уровнем холестерина липопротеинов высокой плотности (ЛВП), аполипопротеина A1 (apoA1), с более низкими триглицеридами, с более низкими значениями отношения общего холестерина к холестерину ЛВП, отношения триглицеридов к холестерину ЛВП и отношения аполипопротеина B (apoB) к apoA1.

Более высокое потребление углеводов ассоциировалось с более низкими значениями общего холестерина, холестерина ЛНП и apoB, но заодно и с более низкими уровнями холестерина ЛВП, apoA1 и более высокими триглицеридами, а, также с более высокими значениями отношения общего холестерина к холестерину ЛВП, отношения триглицеридов к холестерину ЛВП и отношения apoB к apoA1.

Более высокое потребление жиров в целом, насыщенных жирных кислот и углеводов также ассоциировалось с более высоким артериальным давлением, в то время как более высокое потребление белка ассоциировалось с более низким артериальным давлением.

Замещение насыщенных жирных кислот углеводами ассоциировалось с наиболее неблагоприятным воздействием на уровни липидов, в то время как их замена на ненасыщенные жиры оказывала разнонаправленное действие, улучшая одни маркеры риска (холестерин ЛНП и артериальное давление), но ухудшая, по-видимому, другие показатели (холестерин ЛВП и триглицериды).

Авторы делают вывод, что полученные ими данные противоречат нынешним рекомендациям снижать потребление жиров в целом и насыщенных жиров в частности. Снижение потребления насыщенных жирных кислот и замещение их углеводами обладает негативным воздействием на липиды крови. Замещение насыщенных жирных кислот ненасыщенными обладает, как уже говорилось выше, разнонаправленными эффектами. По данным имитационного моделирования можно предположить, что из всех изученных маркеров воздействие насыщенных жирных кислот на риск сердечно-сосудистых заболеваний наиболее оптимальным образом описывает отношение apoB к apoA1.

Если же мы концентрируемся на одном липидном маркере, в частности, на холестерине ЛНП, нам не удается охватить все совокупные клинические эффекты тех или иных нутриентов в отношении сердечно-сосудистого риска.

В редакционной статье, сопровождающей эту публикацию, говорится о еще одном потенциальном ограничении PURE, а именно, о больших различиях между рационами жителей различных частей света (например, расчетное среднее потребление насыщенных жиров в Китае составляло 5,6% от общей энергетической ценности рациона, а в Северной Америке и Европе – в среднем порядка 11%. Потенциально это делает проблематичным объединение данных из разных регионов. Также в ней говорится, что данные поперечных исследований должны использоваться только для формулирования гипотез, и что проспективные данные необходимо воспроизвести. Тем не менее, этот комментарий также заканчивается выводом, что «На данный момент, несмотря на некоторые оговорки, результаты исследования PURE в общих чертах подтверждают точку зрения, что снижение потребления жиров, возможно, ничем не оправдано, и что замена потребления насыщенных жиров (рафинированными) углеводами не может быть хорошим рецептом для сердечно-сосудистого здоровья».

Ссылка на оригинал: http://medspecial.ru/for_doctors/12/29507/

Похмелье глазами биохимика

Автор: Леонид  :  Рубрика: Алкоголь зло,а еда...?

Поговорим  о  похмелье, разумеется. Поехали!Вы знаете, что похмелья суть — резкий недостаток в организме воды, необходимой для цикла Кребса? Такова причина смерти от жажды. То есть, умирая от жажды, человек, наверное, чувствует то же, что и при убийственном похмелье.
 Чтобы понять, что такое похмелье, надо вонзиться во все нутро метаболизма этанола, это разве не больно? Неа, студенты 2-3 курса справляются с этим, справимся и мы.На самом деле, все просто. Есть у нас алкоголь (этанол по научному), есть два фермента. Один превращает его в ацетальдегид (этаналь), второй – в уксусную кислоту (на самом деле в ацетил-КоА). Все!

Ацетальдегид – плохой, уксусная кислота – ммм, ну, в сравнении с ацетальдегидом, очень даже ничего. Проблема же при чрезмерном возлиянии заключается в том, что первый из ферментов работает медленнее, чем второй. Как следствие – накопление токсичного ацетальдегида.

Что сделает организм? Он поступит с ацетальдегидом так же, как и с иными токсичными соединениями – разбавит его водой и попробует вывести через почки.

Отсюда первый биохимический совет: пьем много воды! Желательно минеральной. Пусть почки работают вовсю, меньше хлопот достанется печени.

Однако, как мы все знаем, вода спасает не всегда. К беспощадной жажде зачастую примешивается ужасная головная боль и – это плохой признак, косвенно указывающий на сильную интоксикацию организма – “общая” слабость.

Если дозы принятого накануне алкоголя не граничат со здравым смыслом, вполне будет правильно продолжать пить водичку и прогуляться до ближайшей аптеки, чтобы прикупить шипучий аспирин. Что? Кто сказал что я проплачен фармкомпаниями? Шипучий аспирин значительно дороже, да. Во много раз, но нам надо пара таблеток, подействуют они быстрее, да и качество все же зависит от цены, чтобы не хотелось думать многим.

Второй биохимический совет: соблюдаем информацию с листка-вкладыша о дозировке и кушаем анальгетики.
Если аспирина под рукой нет, можно использовать любой анальгетик…

 

Да, любые анальгетики, КРОМЕ парацетамола. Панадол, цитрамон – все под запретом после – а лучше и ДО – пьянки. Дело в том, что парацетамол – вполне безобидная молекула, ее даже детям с месяца жизни в качестве жаропонижающего советуют – при избытке алкоголя вливается в очень опасный метаболизм. В норме парацетамол просто связывается с веществами, повышающими его растворимость в воде и спокойно выводится с мочой. А при избытке начинает метаболизироваться печенью – и парацетамол и печень этого не хотят, но, раз избыток – что ж поделать? А метаболиты эти – ужасно токсичные. И бьют печень по самому больному, по ее же собственной системе защиты. И печень может не выдержать.

Так, стояночка. А алкоголь тут причем?
А алкоголь как раз таки и тренирует эти ферменты печени, которые отвечают за тот самый “опасный” метаболизм этанола. Условно говоря – выпил бутылку водки, закусил с утра таблеткой парацетамола – печень получает удар, равный десяткам таких таблеток.

Хорошо, вроде с этим разобрались: болит голова, немного дурно – пьем аспирин/анальгин и листаем до субботнего обеда. Но…

Но, что же делать, если мутит не по-детски? Если вроде и голова не болит, но есть какое-то подспудное желание сдохнуть?

Скорее всего это значит, что ацетальдегида из вчерашнего алкоголя образовалось чертовски много. Он – будучи химически реакционным соединением начинает взаимодействовать с белками, ээээ, хочется написать также – липидами и углеводами – но, вроде нет. Страдают белки, которые могут модифицироваться или же изменять свою конформацию. ЦНС, периферические органы и ткани, все попадает под удар! Молекула этаналя с удовольствием пытается разделить радость существования своей высокоактивной альдегидной группы со всеми соседями. Итог сиречь отравление.

Ацетальдегид нужно вязать, связывать и сорбировать. Чем? Да углем, конечно же! Не обязательно отправлять СМС на короткий номер, чтобы активировать – можно сразу взять таким. Спасибо @firkrayt за напоминание – согласно рекомендациям, норма угля – 1 таблетка (в 500 мг) на 10 кг массы тела. Господа в 70 кг кушают 7 таблеток, добродушные здоровяки в центнер – всю конволюту – 10 таблеток единоразово.

Что? Не помогает? Есть чудовищно дорогое лекарственное средство – энтеросгель, который по рассказам знакомых токсикологов себя полностью оправдывает. Замечательный гидрофильный сорбент, вяжет все что хорошо растворимо. Для накануне принятого лишнего-двух стаканов водки – препарат выбора. Не реклама, молекула кремния действительно хорошо себя показывает – ссылка в описании. Тьфу, на pubmed’е.

Третий биохимический совет: активно кушаем энтерособренты!

Однако, что если пара стаканов была опрокинута достаточно давно и из желудочно-кишечного тракта что-то эвакуировать смысла нет? Ох, тяжелая артиллерия – к бою!

Зорекс. Тоже отнюдь не дешевый препарат, содержащий, вместе с тем, два простых, но относительно редких соединения: унитиол и пантотеновую кислоту.

Первое имеет свою просто уникальную историю: впервые был использован как антидот при отравлениях солями тяжелых металлов и мышьяка. Да не просто в быту, его двоюродным братом является тот самый БАЛ – британский антилюизит – противоядие к настоящему боевому отравляющему веществу – люизиту! Кстати, унитиол – круче, хех.

Итак, унитиол. Что он делает? Да просто связывается с ацетальдегидом. Напрямую. Прикрывая собой все уязвимые органы, ткани, клетки и молекулы. Он так и против люизита борется – просто связывает его и превращает в относительно нейтральный шлак. А пантотеновая кислота? О, так она ведь и есть тот самый ацетил-КоА, молекула, которая должна принудить ацетальдегид не разрушать, но созидать. Сложно сказать, как это влияет на конечный результат, витамин все ж таки, в любом случае должен присутствовать в организме, но – лишним не будет.

Пару слов касательно результата: как сейчас помню, в начале прошлого, 2016, года, обратилась женщина, мол сынку плохо – перепил. Очень перепил. Нет, действительно, так перепил, что пора скорую вызывать, но… пока еще не пора. Что делать? Посоветовал зорекс (не реклама), пояснил все что нужно про обильное питье и постельный режим, и отпустил лечить чадо. Через пару дней она вернулась.
Паника и ужас, долгие секунды я пытался угадать, что пошло не так? Не помогло? Как объяснить, что это не мой косяк? Где лежит жалобная книга? Однако, любящая мать пришла за еще одной упаковкой – видимо, чадо неправильно поняло, что пыталась сказать ему Вселенная.
Четвертый (последний) биохимический совет: используем специфические противоядия.

Ну, и, разумеется, пятый совет (не биохимический): если указанное не оказывает существенного влияния на состояние организма, немедленно – без промедления! – обращаемся к врачу. Да, постановка на учет не есть самое приятное времяпрепровождение, но и реанимация – не любимый бар с большим экраном.»

Сто лет в борьбе с зеленым змием

Автор: Леонид  :  Рубрика: Алкоголь зло,а еда...?
Автор Заридзе Д. Г. - профессор, член-корреспондент РАН, заведующий отделом эпидемиологии и профилактики рака Национального медицинского исследовательского центра онкологии им. Н.Н. Блохина.Алкоголь – главный фактор высокой смертности в нашей стране.Проведенные нами с 1999 по 2004 год эпидемиологические исследования показали, что среди мужчин в возрасте от 15 до 55 лет более половины смертей связано с опасным потреблением алкоголя. В результате  правительством были приняты меры, основанные на рекомендациях Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) по ограничению оборота алкоголя. Потребление крепкого алкоголя в стране снизилось. Результат – резкое падение смертности.

Опасное потребление алкоголя – важный фактор риска ряда заболеваний и причина высокой смертности в мире. Кроме влияния на здоровье  пьянство – тяжелая социальная проблема, которая разрушает общество и снижает производительность труда. Это, в свою очередь, отрицательно влияет на экономику и другие показатели благосостояния государства, а также на обороноспособность.

Как же развивалась алкогольная ситуация в России на протяжении последних 100 лет?

Как и в большинстве стран с холодным климатом (например, в Швеции, Норвегии, Финляндии), у нас всегда был высок уровень потребления алкоголя. Пили много, впрочем, и в других странах с вполне умеренным климатом, например в США. Иначе как объяснить введение с 1919 по 1930 год в этой стране сухого закона. Однако, если в перечисленных выше странах массовый алкоголизм остался в прошлом, в России эта проблема, несмотря на недавнее снижение потребления алкоголя на душу населения, все еще актуальна.

Недавно мы стали свидетелями массового отравления и смерти нескольких десятков мужчин алкогольным продуктом, не предназначенным для приема внутрь. О необходимости снижения алкоголизации населения России задумывались и раньше. В истории России было много попыток ограничить потребление алкоголя.

18 июля 1914 года, перед вступлением в Первую мировую войну,   памятуя проблемы, с которыми Россия столкнулась накануне Русско-японской войны во время мобилизации рекрутов, Николай II принял решение ограничить продажу водки в стране. Он предоставил право местным органам самоуправления по их усмотрению и под их ответственность закрывать алкогольную торговлю. И в течение трех дней по всей России торговля алкоголем была почти полностью прекращена.

После февральских событий 1917 года Временное правительство оставило в силе все ограничения на алкоголь, действующие в рамках сухого закона. С приходом к власти большевиков в октябре 1917 года борьба за трезвость была продолжена. Уже 8 ноября 1917 года  Петроградский военно-революционный комитет издал приказ о запрещении производства алкоголя и алкогольных напитков, который действовал достаточно долго. Как и везде, сухой закон привел к временному, но значительному снижению потребления водки.

Горбачевский «сухой закон» (1985–1987), который запомнился драконовскими антиалкогольными мерами, в частности вырубкой виноградной лозы в винодельческих регионах Советского Союза, тем не менее привел к значительному снижению производства и потребления алкоголя. Потребление этанола за два года резко упало, но так же быстро выросло и в 1994 году достигло максимума: по разным оценкам, 18–20 л на душу взрослого населения.

С середины 1990-х годов и в начале 2000-х показатели потребления алкоголя в России то резко росли, то резко снижались. Эти изменения в потреблении алкоголя сопровождались доселе невиданной в цивилизованном мире флюктуацией смертности населения России, особенно мужчин. Такими резкими скачками в смертности населения сопровождались лишь глобальные войны и особо опасные эпидемии (пандемии).

Важно отметить, что рост потребления алкоголя и смертности совпал с ухудшением экономического положения населения, а снижение потребления алкоголя и снижение смертности – с его улучшением. Избыточная смертность в 1993–2003 годах унесла жизнь 2,5–3,0 млн россиян молодого и среднего возраста.

С 2004 года правительство России начало постепенно внедрять ряд мер для снижения потребления алкогольных напитков в стране, рекомендованных ВОЗ. Эти меры включали запрет на рекламу спиртного, повышение акцизов, введение минимальной цены на водку, запрет на продажу алкоголя в ночное время, повышение ответственности за продажу водки лицам в возрасте до 18 лет, борьбу с производством и реализацией нелегальной спиртной продукции.

Меры оказались эффективными. Потребление алкоголя в России к 2016 году снизилось, по данным ВОЗ, до 13,5 л, а по данным Минздрава – до 10,5 л на душу населения. Изменилась также структура потребления: пьют больше пива, чем водки, особенно молодежь. Снизилась и смертность. У мужчин стандартизованный показатель смертности на 100 тыс. человек упал с 1580 в 2003 году до 1050 в 2016-м; у женщин – с 716 в 2003 году до 490 в 2016-м. Продолжительность жизни населения России значительно выросла, а смертность снизилась и достигла исторического минимума.

Снижение смертности в России с 2005 года сохранило жизнь 3 млн  человек. Если этот благоприятный тренд продолжится, количество выживших достигнет многих сотен тысяч, что, возможно, приведет к положительному изменению в прогнозе уменьшения населения РФ. Но что особенно важно, в России вырастет новое поколение образованных молодых людей, свободных от вредных привычек.

Ссылка на оригинал: http://www.ng.ru/health/2017-11-01/8_7107_alcohol.html

О том, как марихуана действует на мозг, в формировании каких чувств задействована, и вызывает ли она стойкие органические изменения

Автор: Леонид  :  Рубрика: Алкоголь зло,а еда...?
О том, как марихуана действует на мозг, в формировании каких чувств задействованы каннабиноиды, и вызывают ли они стойкие органические изменения, в лекции на «Газете.Ru» рассказывает врач-психиатр Павел Бесчастнов.Опубликовано для продолжения дискуссии начатой на теме с целью помочь разобраться в том, что есть правда, а, что – ложь о марихуане (просьба не путать со спайсами и синтетическими каннабиноидами!). Прошу коллег высказываться, особенно клинических фармакологов!— Марихуана — самый «народный» наркотик после этилового спирта (на самом деле марихуана – бронзовый призер среди аддикций, на первом месте стоит никотин, но если считать вещества, признанные общественным мнением как вызывающие патологическую зависимость, то остается алкоголь и каннабис). Как и у старшего товарища, у каннабиса действие сложное и запутанное. Большинство прочих наркотиков (например, опиаты), просто и без затей давят на какой-то относительно простой нейрохимический механизм (опиатные либо серотониновые рецепторы, дофаминовый траспортер etc.). С каннабиноидами же все непросто — сложнее только спирт.— Каков аддиктивный потенциал конопли?— Если есть опьянение, будет и злоупотребление, это без вариантов, люди по-другому не умеют. Поэтому: а) зависимость, конечно, есть и б) ну это смотря с чем сравнивать. Для человека, впервые попробовавшего каннабис, шансы на формирование опасного злоупотребления в течение 24 месяцев составляют 2–4%. Вот относительные риски дальнейшего развития зависимости для эпизодических потребителей: табак — 31,9%, героин — 23,1%, кокаин — 16,1%, алкоголь — 15,4%, амфетамины — 11,2% и каннабис — 9,1%. Из текущих потребителей (считаются люди минимум с одним наркотическим опьянением на протяжении последнего месяца) признаки зависимости имеются примерно у 11–16%. 90% каннабисных наркоманов стартуют в 15–35 лет, типично в течение первых 10 лет употребления. При регулярном злоупотреблении (минимум один раз в два дня) признаки зависимости примерно у каждого третьего. Для формирования выраженного синдрома отмены требуется несколько лет ежедневного либо почти ежедневного употребления. Все цифры американские, российской статистики не существует, но вряд ли они у нас сильно отличаются.— На какие рецепторы действует «травка»?

— В начале 90-х были обнаружены каннабиноидные рецепторы (cannabinoid receptor, далее СВ-рецептор), у человека они бывают двух типов. СВ2 — это периферия, наркотик на них не действует, и нам они тут не интересны. СВ1 — центральные рецепторы, про них-то и пойдет речь. Свои родные вещества к этим рецепторам называются «эндогенные каннабиноиды», самый известный из них — анандамид. «Ананда» с санскрита — это «высшее блаженство и просветление», «амид» с латыни — это амид (производные карбоновых кислот). Анандамид не один такой просветленный: всего существует шесть таких веществ. Второе по значимости — это 2-AG. Красивого имени ему не досталось, поэтому мы зовем его по простому: 2-арахидоноилглицерол. Все эти вещества — производные арахидоновой кислоты, она же витамин F. Объединение в одну группу экзогенных и эндогенных каннабиноидов имеет только клинический смысл, химически это совершенно разные соединения. Но СВ-рецепторы об этом не знают и принимают всех как родных.

Напомним, что рецепторы бывают ионотропные и метаботропные. Ионотропный рецептор при активации открывает канал и пропускает заряженный ион в клетку или из клетки, от этого меняется заряд мембраны, и электрический импульс по нейрону идет или встает. Ионотропные рецепторы быстрые и незатейливые. Метаботропные запускают химические каскады в клетке, отчего меняется клеточный метаболизм. Эти рецепторы медленные, но эффект от их активации может быть очень разнообразен. В частности, каннабиноидные СВ-рецепторы — это типичные метаботропные G-белок сопряженные рецепторы.

СВ1-рецепторов у человека огромное количество, больше, чем дофаминовых, серотониновых и адреналиновых вместе взятых, в десять раз больше, чем опиатных.

Почему же, если их так много, обнаружили их так поздно (тот же дофамин с серотонином известны с 50-х годов)? Дело в том, что каннабиноидные рецепторы есть, а каннабиноид-эргических нейронов нет. Для глутамата, ГАМК (гамма-аминомасляная кислота), дофамина, серотонина, норадреналина, ацетилхолина и всех прочих есть и рецепторы, и нейроны, которые на них работают, а для каннабиноидов — только рецепторы.

В чем же дело? А дело в том, что СВ — строго пресинаптический рецептор. Есть синапс, как место передачи сигнала от нейрона к нейрону. Есть нейрон, который выдает сигнал, и его пресинаптическая мембрана. Есть нейрон, который получает сигнал, и его постсинаптическая мембрана. Между ними синаптическая щель. Рецепторы находятся и там, и там. Но каннабиноидные СВ1-рецепторы находятся только с подающей стороны, это механизм обратной связи. Это универсальный способ принимающему нейрону щелкнуть пальцами и сказать: «Все, спасибо, достаточно».

Поэтому СВ-рецепторов так много, и они — не главные тут игроки.

Их работа — опосредованная, вспомогательная и модулирующая. Сами каннабиноиды не делают ничего, но воздействуют на всех (хотя, надо сказать, там на деле все запутаннее, но для простоты понимания я все нюансы отрезал).

Как именно они это делают? А вот это самое интересное.

Эффект, оказываемый активацией СВ-рецептора, называется «зависимое от деполяризации подавление торможения» (в оригинале еще круче звучит — Depolarization-induced suppression of inhibition DSI, деполяризация-индуцированная супрессия ингибиции). Суть в том, что при деполяризации (возбуждении) постсинаптической мембраны клетка выбрасывает обратно в синаптическую щель анандамид, таким образом подается обратный ретроградный сигнал. Анандамид активирует СВ1-рецептор, который запускает каскад реакций и в итоге снижает выброс ГАМК (ну или любого другого медиатора), и, как следствие, подавляет ингибиторное действие тормозящего нейрона. Иными словами, это способ возбужденного нейрона после получения сигнала к работе запереться и вывесить табличку «Занят. Не беспокоить». Эти внешние влияния не обязательно тормозящие, каннабиноидная система не специфична, она работает с любыми типами внешних воздействий. Это вполне может быть и возбуждающий эффект глутаматных нейронов (особенно это выраженно в мозжечке), и тогда это будет называться «зависимое от деполяризации подавление возбуждения» (depolarization-induced suppression of excitation, DSE). Общий же принцип в том, что эндогенные каннабиноиды после прохождения нейроном порога возбуждения препятствуют любым дополнительным внешним влияниям на клетку. Однако эта функция в случае приема экзогенных каннабиноидов оказывается смазана, так как тетрагидроканнабинол вызывает долговременную потенциацию всех СВ-рецепторов, чем подавляет выброс всех прочих нейромедиаторов во всех структурах мозга, где содержатся эти рецепторы.

На рисунке изображено, как именно действуют эндоканнабиноиды. Постсинаптический нейрон (на рисунке снизу) запускает «черный шар» анандамида/2-AG, тот действует на «красный» CB1-рецептор, который, в свою очередь, запускает ветвящийся каскад биохимических реакций, по результатам которых активность пресинаптического нейрона (на рисунке сверху) подавляется, и выброс медиаторов снижается

На рисунке изображено, как именно действуют эндоканнабиноиды. Постсинаптический нейрон (на рисунке снизу) запускает «черный шар» анандамида/2-AG, тот действует на «красный» CB1-рецептор, который, в свою очередь, запускает ветвящийся каскад биохимических реакций, по результатам которых активность пресинаптического нейрона (на рисунке сверху) подавляется, и выброс медиаторов снижается

Вот как это происходит.

Основной опьяняющий эффект происходит за счет тетрагидроканнабинола (Tetrahydrocannabinol, далее THC), но, кроме него, в гашишной смоле содержатся и другие каннабиноиды (под 85 наименований в общей сложности), в основном каннабидиол (Cannabidiol, далее CBD). Как уже говорилось, явный психоактивный компонент только у ТНС (однако у каннабидиола, каннабигерола и каннабихромена тоже имеется ТНС-подобное действие). При этом в процентном отношении больше всего в конопле содержится каннабидиола (СВD). Действие СВD и THC частично перекрывается, частично противоположно. СВD усиливает действие антиконвульсантов, повышает судорожный порог, оказывает тормозящее влияние, снижает тревожность, убирает все эмоциональные верхи и низы (и в сторону депрессии, и в сторону мании). ТНС же, наоборот, разгоняет тревожность, беспокойство и неприятное возбуждение (если не повезло) либо вызывает эйфорию, оживление и приятное возбуждение (если повезло). То есть CBD прибивает, THC разгоняет. В наркотике CBD больше, но THC более активен, конечное опьянение получается в основном из баланса этих соединений.

Почему так? Потому что ТНС — прямой СВ1-агонист, он забивает все рецепторы и вытесняет собственный анандамид.

CBD же очень умеренно влияет непосредственно на рецепторы, он больше подавляет реакции обратного захвата и разрушения эндогенных каннабиноидов (2-AG в основном), то есть усиливает их собственное действие. То есть тетрагидроканнабинол (ТНС) работает вместо, а каннабидиол (CBD) работает вместе. Этим объясняется, что на ранних степенях каннабисного опьянения преобладает гипомания, оживление, ассоциативная расторможенность с выходом либо в дурашливость, либо в тревожность (потому что ТНС активнее). При нагнетании же дозировки тормозящее действие СВD начинает преобладать (потому что его в конопле больше), и получаем картину седации, сонливости, заторможенности вплоть до оглушения.

Еще интересный факт. В Южной Африке произрастает разновидность конопли, известная как dagga, в ней содержание СВТ очень незначительно, гораздо ниже, чем в азиатской марихуане. И в Африке у курильщиков дагги широко распространены осложнения в виде психотических расстройств, в основном по типу маниакальных психозов, которые практически не встречаются у потребителей в Европе, Америке и Азии.

— Каковы механизмы наркотического опьянения каннабиноидами?

— Анандамид и группа имеют большое значение в формировании чувства голода и пищевом поведении, для эмоционального фона и депрессии, в процессах запоминания, репродукции, формировании болевых ощущений. В стволе мозга и глубоких структурах эти рецепторы практически отсутствуют, что объясняет низкую церебральную токсичность марихуаны и гашиша при передозировках (летальная доза в несколько тысяч раз превышает среднеопьяняющую).

В зависимости от того, какую именно передачу подавляет каннабиноид, мы будем иметь активацию в одних структурах мозга и торможение в других. СВ1-рецепторов много в сенсорных и моторных зонах, поэтому (за счет эффекта на substancia nigra и мозжечок) базальная локомоторная активность снижается, но при этом реагирование на внешние раздражители повышается.

В лимбической системе СВ-рецепторы наиболее представлены в гиппокампе, гипоталамусе и передней опоясывающей извилине (anterior cingulate cortex).

Лимбическая система занимается формированием эмоций, внутренние узлы системы (например, амигдала) возбуждаются, но ее выходы на кору каннабис подавляет, то есть отрезает сознание от базовых эмоций, поэтому у марихуаны имеется общий антидепрессивный и противотревожный эффект — но может в итоге оказаться и прямо противоположный результат, как обострение страха, тревоги, параноидный характер мыслей. В префронтальной же коре происходит хаотичное и нестойкое возбуждение, нейроны случайно и ненадолго складываются в цепочки. Гиппокамп занимается памятью, вниманием и пространственным ориентированием. В результате гиппокампальных влияний каннабиноиды оказывают отрицательный эффект на кратковременную память, пространственное ориентирование и обучение. В гиппокампе активация СВ-рецепторов приводит как к долговременному потенцированию, так и к долговременному угнетению межсинаптических передач в зависимости от типа нейрона. В частности, каннабиноиды подавляют релиз глутамата, что снижает активацию NMDA-рецепторов, участвующих в процессах запоминания (память становится хуже). Одновременно с этим ослабление тормозящих влияний ГАМК затрудняет избирательное торможение конкурирущих процессов. Все вместе это приводит к характерной «скачке идей и ассоциаций», хаотичному и неустойчивому вниманию, неспособности к концентрации, снижению способностей к обучению и вообще к последовательной и продуктивной мыслительной деятельности и одновременно дает иллюзию «особого понимания», «обострения интуиции», «инсайта».

Биологически-эндогенные каннабиноиды важны для торможения аверсивной (то есть негативной, основанной на наказании) памяти. У мышей под действием каннабиноидов быстрее затухают условные рефлексы, связанные с пугающими и/или болевыми стимулами.

Люди в канабисном опьянении заявляют о возросшей аудиальной и/или тактильной чувствительности, часто в этом опьянении бывают парестезии — музыка становится вдруг особо впечатляющей, содержание телепрограмм вдруг оказывается очень интересным и тому подобное. Однако объективно повышение визуальных или аудиальных перцептивных способностей не подтверждаются: вкус, слух, зрение не обостряются, скорее наоборот. Происходит это оттого, что собственно на восприятие внешних сенсорных раздражителей каннабиноиды никакого влияния не оказывают, даже несколько подавляют перцепцию, однако они значимо влияют на интерпретацию и анализ этих данных в префронтальной коре. То есть мы чувствуем все то же или даже хуже, но зато бурно анализируем и интерпретируем.

Например, для мышей описан «попкорн-эффект».

Группу мышей накачивали ТНС. Мышки вообще — очень суетливые и подвижные создания, но под действием каннабиноидов они затихали, сидели смирно и «втыкали». Были выражены седация и отсутствие обычной мышиной двигательной активности, но одновременно с этим они бурно реагировали на внешние звуки и тактильные сигналы: в ответ на хлопки или уколы они высоко подпрыгивали на месте, как зерна попкорна на сковородке. От себя хочу добавить, что, конечно, я у них в лаборатории со свечкой не стоял, но дизайн эксперимента подозрительно напоминает типичные конопляные затеи.

Люди в поисках лулзов, по типу «а давайте кота накурим». Этот «попкорн-эффект» наблюдается и у людей, только, к сожалению, они не так забавно реагируют.

Каннабиноиды участвуют и в формировании чувства голода, и в пищевом поведении. Анандамид — один из ключевых «пептидов голода», повышает аппетит, увеличивает количество съеденного. Что «на хавчик пробивает» — это тоже факт общеизвестный. Это справедливо и для человека, и в животных моделях. Так, введение блокатора каннабиноидных рецепторов римонабанда у новорожденных мышей вело к отказу их от материнского молока и гибели в течение четырех-восьми дней. Каннабиноиды также облегчают релиз дофамина в ventral tegmental area (VTA, вентральные зоны покрышки продолговатого мозга, начало дофаминовых путей, важнейший участник системы вознаграждения). Обладает синергезией к опиатным рецепторам, чем объясняется анальгезирующий эффект каннабиса. То есть, как говорилось выше, напрямую вроде ничего не делают, но опосредованно влияют на все и всех.

Только факты

Субъективно приятный эффект от марихуаны отмечают чуть больше половины употреблявших. Примерно у каждого пятого каннабис вызывает в основном неприятные ощущения.

Среди тысячи с лишним потребителей марихуаны 18–25 лет 22% отмечали случаи панических атак, 15% — навязчивые мысли и даже слуховые галлюцинации.

В другом исследовании (268 случаев, средний возраст 19 лет) основным мотивом употребления 61% опрошенных указали на расслабление и снижение напряжения, 27% — радость и хорошее настроение. Негативные эффекты — тревога, депрессия, параноидальные идеи — отметили 21%. Снижение мотивации, усталость и общее «снижение энергии» — также у 21%.

Британское исследование от 1997 года, 2800 употребляющих. Около 60% заявляли о субъективно положительном эффекте от употребления марихуаны, в первую очередь о релаксации. Об успокоении и избавлении от стрессов говорили 26%, о росте личной интуиции и способности к пониманию — 9%, хорошем настроении — 5%, общительности — 2%. О неблагоприятных эффектах заявили 21% опрошенных, о снижении памяти — 6%, о параноидных навязчивых мыслях — 6%, об апатии и лени — 5%, о приступах паники — 2%. Хочу подчеркнуть, речь идет о субъективных личных оценках, не об объективных изменениях.

— Ради чего люди это делают?

— Субъективный наркотический эффект это:

— нарушение сознания, описываемое как «сужение полей заинтересованного наблюдения» с повышением «самоанализа» и внимания к внутреннему состоянию;
— изменение восприятия времени, с растягиванием и замедлением течения времени, когда «минуты тянутся вечностью»;
— замедление реакций, «дробление и фрагментация мышления» и бессвязная речь;
— изменения фона настроения: умеренная эйфория, реже — неконтролируемое веселье;
— чувство отделения и отчуждения от реальности, синдром дереализации/деперсонализации.

— Существует ли каннабиноидная зависимость?

— Зависимость-то, конечно, есть, но вот в чем она проявляется? Понятно, есть стандартные для любой зависимости МКБ-критерии: первичное патологическое влечение, утрата альтернативных интересов, изменение толерантности/реактивности, безуспешные попытки прекратить или снизить употребление и пр. Но что конкретно человеку будет за то, что он любит это дело и регулярно злоупотребляет?

Ключевой специфичный симптомокомплекс называют «амотивационный синдром». Он включает:
— снижение когнитивной функции и продуктивности мышления;
— снижение интереса в целом, с апатией и пассивностью;
— снижается мотивация к работе, продуктивному труду, незаинтересованность в конечном результате деятельности;
— снижение энергии и быстрая утомляемость;
— неустойчивость настроения;
— замедленная концентрация;
— утрата интереса к заботе о внешнем виде и гигиене.

Описание амотивационного синдрома исходит из повседневного опыта, это позиция наблюдателя и натуралиста. Это наблюдения и клинические, и общебытовые. Многим знакомы такие люди — вечно обкуренные благостные дружелюбные бессмысленные овощи в траве.

Выше были хорошие новости для тех, кто говорит «нет» наркотикам. А теперь хорошие новости для тех, кто ратует за легализацию марихуаны. Очень сомнительно, чтобы этот амотивационный синдром объективно существовал. Совершенно не факт, что его проявления есть прямое действие каннабиса на мозг, а не последствия образа жизни человека, который «дует» каждый день и больше ничем не занимается.

Например, в лабораторных условиях на добровольцев, которые выкуривают по двенадцать косяков в день в течение трех недель, нет негативного влияния на продуктивность труда. Все исследования, в которых достоверно выявлялся «амотивационный» синдром, проводились среди социально дезадаптированных наблюдаемых либо среди бедных и неблагополучных групп (неквалифицированные разнорабочие, сезонные сельскохозяйственные рабочие, безработные и т. д.). В то же время среди студентов вузов между употребляющими и не употребляющими группами не было обнаружено существенных различий в успеваемости, достижениях и социальной успешности.

Достоверно, что для злоупотреблящих каннабисом выше распространенность тревожных и депрессивных состояний, алекситимии и неврозов, однако непонятно, что тут первично.

Возможно, дело в том, что люди с чувствительностью к тревоге и депрессиям начинают употреблять каннабис для облегчения симптоматики. В животных моделях тревожное поведение вообще снижается при блокаде фермента, разрушающего анандамид fatty-acid amide hydrolase FAAH, и в настоящее время ведутся исследования ингибиторов FAAH как возможный новый класс антидепрессантов, но на рынке таких лекарств еще нет.

— Бывает ли от каннабиса депрессия?

— Исследования говорят, среди регулярно курящих марихуану частота депрессивных эпизодов выше в 4–6 раз. Другие исследования говорят — нет, все прямо наоборот, это депрессивные курят траву как антидепрессант, поэтому такая зависимость, а при прочих равных никаких связей между депрессией и марихуаной не обнаруживается. Третьи говорят, что правы все. Просто есть общие базовые риски — склад характера, социальные условия и предрасположенность. Одни и те же люди имеют повышенные шансы и на аддикцию, и на депрессию.

Единственное, что можно достоверно утверждать: у людей, которые в настоящее время отвечают критериям злоупотребления каннабиноидами, существенно выше шанс соответствия критериям как минимум одного эпизода большого депрессивного расстройства в течение текущего года. И наоборот.

— С ума можно сойти?

— Большие дозировки ТНС запросто могут привести к развитию интоксикационного психоза. Но этот психоз — крайняя степень опьянения, человек протрезвел — психоз прошел. Существование собственных хронических психотических расстройств в результате употребления гашиша/марихуаны очень сомнительно. Всего описано 390 случаев, большинство из них для районов эндемичного произрастания, и все они очень сомнительны. Хронический каннабисный психоз либо не существует вовсе, либо это исключительно экзотическая патология, актуальная для мест традиционного потребления.

— А что с шизофренией?

— В группе злоупотребляющих каннабисом достоверно чаще случаются обострения шизофрении. Между тем марихуана не вызывает сама по себе шизофрению, может только провоцировать и обострять. «Конопля и шизофрения» — тема актуальна и ангажированная, и по этому вопросу уже длительное время ведутся дискуссии на повышенных тонах (ну, насколько это допустимо в научном сообществе). В целом, можно сказать так: да, корреляция есть, нет, причинно-следственной связи нет.

— Справедливо ли утверждение, что марихуана является «воротами в мир больших наркотиков»?

— У молодых людей, соответствующих критериям heavy user (50 раз и более в течении года), риск дополнительно начать употреблять опиаты, стимуляторы или галлюциногены в 140 раз выше. При этом употребление марихуаны напрямую не приводит к зависимости от прочих наркотиков.

— Синдром отмены бывает?

— Синдром отмены при длительном употреблении каннабиса однозначно существует. И у человека, и в животных моделях. В чем заключается? Первично обусловленное влечение к марихуане, снижение аппетита, нарушения сна, эмоциональная неустойчивость, агрессия, гнев, беспокойство, ажитация, возбудимость, бессонница, депрессия, нарушение структуры сна, кошмарные сновидения, тревога, боли в желудке, тошнота и потливость. Все вместе или по отдельности. Все это сопровождалось выбросом стресс-зависимого кортикотропин-релизинг фактора в амигдалах мозга, а также падением выработки дофамина в VTA. Существуют прочные, но все еще непонятные связи между СВ- и опиатными рецепторами. Так, блокада СВ-рецептора существенно снижает прием опиатов в животных моделях со свободным доступом к наркотику, а также значительно облегчает налоксоновый синдром отмены опиатов.

— А если бросить, то все пройдет?

— А если бросить, то все пройдет. Все негативные последствия — это прямое токсическое воздействие каннабиноидов. Никаких стойких органических изменений они не вызывают.

Существует масса исследований, восемь больших метаанализов, счет обследованных идет на десятки тысяч.

На батареях нейропсихологических тестов люди в активной зависимости и на остром отрыве от травы показывают явное и сильное снижение в интеллекте, запоминании и обучаемости. Это выявляется на нулевой, первый и седьмой день достоверного отрыва от каннабиса. Но через месяц все проходит. К двадцать восьмому дню все показатели выравниваются с контрольной группой. Долговременной резидуальной патологии не обнаружено.

Источник

Ссылка на оригинал: http://www.forens-med.ru/book.php?id=371

почему пьяный не может вовремя остановиться …

Автор: Леонид  :  Рубрика: Алкоголь зло,а еда...?

…по той же причине игрок спускает все деньги в казино, геймеры отказываются от сна и еды, а пользователи соцсетей без конца проверяют уведомления. Причина одна – дофамин. Сейчас я расскажу про эксперименты, в которых было показано как работают мотивация, надежда, целеустремленность, а также механизм развития тяжелых зависимостей.

 

В 1953 г ученые Олдс и Милнер вживили в мозг крысы электрод - считалось, что крысы ненавидели электрические разряды и стремились избежать всего, что совпадало с моментом мозговой стимуляции. Но крыса всегда возвращалась в тот угол клетки, где ее било током, как будто она мечтала все повторить. Олдс и Милнер решили, что ошибочно вставили электрод в неизвестный ранее «центр удовольствия».

Ученые проверили, будет ли крыса сама бить себя током, и установили в клетке рычаг, нажимая который крыса могла стимулировать электрическим током свой «центр удовольствия».

Как только она разобралась, что к чему, то принялась давать себе разряды каждые пять секунд. Крыса продолжала жать на рычаг до тех пор, пока не падала от усталости.

Крысы были готовы даже терпеть пытки ради стимуляции мозга. Олдс поставил рычаги в противоположных концах клетки, по полу которой подавался электрический ток. Животное могло получать разряды от рычагов лишь попеременно, для чего требовалось перебегать из угла в угол. Крысы резво бегали взад и вперед по жгущему током полу, пока их лапки не обуглились, но Олдс продолжал считать, что на эти жертвы крыса шла ради кайфа от электростимуляции «зоны удовольствия» мозга.

Ознакомившись с результатами исследований на крысах, психиатр Роберт Хит вживил электроды в мозг пациентов и дал им возможность самим стимулировать недавно обнаруженный центр удовольствия. Пациенты Хита вели себя точно так же, как крысы: когда им разрешили стимулировать себя с любой частотой, они давали себе по 40 разрядов в минуту. Хит, как и Олдс с Милнером, предположил, что раз испытуемые постоянно себя стимулировали, отказывались даже от пищи ради возможности бить себя током – они «награждали» себя чувством эйфории. Однако пациенты с депрессивными расстройствами по-прежнему говорили, что, не смотря на желанную самостимуляцию, данные процедуры сопровождались чувством отчаяния и тревоги. Таким образом их поведение выглядело скорее как навязчивость, а не как наслаждение. Но ученые не распознали это поведение как первый признак зависимости и навязчивых действий.

Сегодня известно, что Олдс и Милнер открыли не «центр удовольствия», а то, что нейробиологи теперь называют системой мотивации. Область, которую они стимулировали, была частью самой примитивной мозговой структуры, которая возникла, чтобы побуждать нас к действию и потреблению. И для этого не обязательны электрические разряды – весь наш мир полон стимуляторов данного центра мозга. Как повседневная деятельность, так и казино, лотереи, реклама – все это превращает нас в крыску Олдса и Милнера.

Но как система подкрепления заставляет нас действовать? Когда мозг замечает возможность награды, он выделяет нейромедиатор дофамин. Дофамин приказывает остальному мозгу сосредоточиться на этой награде и во что бы то ни стало получить ее. Прилив дофамина сам по себе не вызывает счастья, а лишь возбуждает необходимые для действия зоны мозга. Мы резвы, бодры и увлечены. Мы чуем возможность удовольствия и готовы усердно трудиться, чтобы его достичь. Исследования показывают, что можно уничтожить всю дофаминовую систему в мозге крысы, но та все равно скорчит довольную мордаху, если вы покормите ее сахарком. Только вот работать за лакомство ее уже не заставишь.

В 2001 г. нейробиолог Нутсон поставил прекрасный эксперимент на людях. Он помещал участников в томограф и вырабатывал у них условную реакцию: когда на экране появлялся определенный символ, они могли выиграть денежный приз. Чтобы его получить, нужно было успеть нажать на кнопку. Вскоре, когда люди видели символ, в их мозге активировалась система мотивации и выделялся дофамин, и участники изо всех сил давили на кнопку. Но в случае выигрыша эта область мозга отключалась. Радость победы регистрировалась в других нервных центрах, где дофамин уже не принимал участия.

Нутсон доказал, что дофамин отвечает за мотивацию к действию, а не за счастье. Обещание награды требовалось, чтобы не проворонить выигрыш и успеть нажать на кнопку. Когда возбуждалась система мотивации, они переживали предвкушение, а не удовольствие.

Улыбка сексуальной незнакомки, скидка на престижный автомобиль или запах свежей булочки – все это стимулирует выброс дофамина и побуждает к деятельности. Ожидание письма, лайков и комментариев в соцсетях, заставляет нас, словно лабораторных крыс, маниакально жать на кнопку «обновить», искать wi-fi или розетку в аэропортах. Все это – современные эквиваленты приборов самостимуляции психиатра Роберта Хита.

Очевидно, что разработчики видеоигр намеренно эксплуатируют наши центры мотивации. Обещание, что переход на следующий уровень или великая победа может произойти в любой момент, – вот что делает игру столь притягательной. И поэтому от нее так трудно оторваться. В одном исследовании обнаружилось, что видеоигра вызывает выброс дофамина, сопоставимый с использованием амфетамина: дофаминовая лихорадка сопутствует как игровой, так и наркотической зависимостям. Вы не можете предсказать, когда получите баллы или перейдете на другой уровень, поэтому ваши дофаминергические нейроны продолжают срабатывать, а вы прилипаете к стулу. Подсядет не всякий, взявший в руки пульт, но у тех, кто к этому склонен, может развиться такая же зависимость от игр, как от любого наркотика. В 2005 году 28-летний корейский мастер по ремонту бойлеров Ли Сенг Сеп умер от сердечно-сосудистой недостаточности, играя в StarCraft 50 часов. Он отказывался спать и есть. Эта история не может не напомнить о крысах Олдса и Милнера, до изнеможения нажимавших рычаг.

Еще один клинический случай. Адам выпивал лет с девяти, кокаин начал нюхать в 13 лет и во взрослом возрасте сидел на марихуане, кокаине, опиатах и экстази. Все изменилось когда он быстро принял все наркотики, которые имел при себе, чтобы не загребли в полицию при облаве в ночном клубе. Опасная комбинация кокаина, экстази, оксикодона и метадона чуть не привела к почти фатальному падению артериального давления и сократила доступ кислорода в мозг. Хотя его откачали и в итоге выписали из больницы, временное кислородное голодание все же дало о себе знать. Адам потерял все влечения к наркотикам и алкоголю. Он перестал принимать их вообще. Эта волшебная перемена была отнюдь не духовным откровением — он не одумался, побывав на волосок от смерти. Как утверждал Адам, он просто потерял желание употреблять психоактивные вещества. Это может показаться поворотом к лучшему, но он перестал вожделеть не только кокаин и алкоголь. Адам потерял желания, и точка. Исчезли и его задор, и способность сосредотачиваться, он стал нелюдим. Вместе со способностью ожидать наслаждений он потерял надежду и погрузился в глубокую депрессию. Что же привело к потере желания? Изучив результаты томографии его мозга психиатры обнаружили, что кислородное голодание во время передозировки вызвало гибель нейронов в системе подкрепления.

Но вернемся к алкоголю. Почему во время пьянки часто происходит момент, когда отключается самоконтроль, и человек, накануне пообещавший себе не напиваться, начинает пить одну за другой пока его держат ноги, явно уже не получая удовольствия от происходящего?

Не удивительно, что виновен в этом дофамин, который в гигантских дозах вырабатывается в мозге под действием даже небольших доз алкоголя. Каждая очередная рюмка вызывает все больший выброс нейромедиатора, который заставляет нас «повторить», буквально превращая нас в неразумное животное – ведь зона мотивации одна из самых древних в головном мозге.

Похмелье:всё, о чем вы стеснялись сперосить

Автор: Леонид  :  Рубрика: Алкоголь зло,а еда...?

Вопросами, как победить похмелье и почему оно возникает, мучились даже древние римляне. И вот какие сведения предоставил тысячелетний опыт борьбы с этим физическим наказанием.

Кто открыл похмелье?

На Руси называли это состояние по-другому, но, судя по описаниям, чувствовали себя так же паршиво. Первые описания похмелья теряются в веках, а обозначалось оно как «язя квасная». Первое слово означает что-то вроде обморока, а второе указывает на причину – квас. Тогда напивались именно им, и был он крепче вина.

Что на самом деле вызывает похмелье?

Самое простое объяснение – организм тратит огромные ресурсы на выведение алкоголя. Этот процесс сравним с разгрузкой вагонов – после целой ночи такой работы даже самый сильный грузчик будет чувствовать себя разбитым.

 

Похмелье – это и есть усталость организма после «разгрузки вагонов». Ну а если вы учили химию в школе, то знаете, что в этиловом спирте есть некоторое количество метанола, который распадается в нашем организме на формальдегид и муравьиную кислоту. Последнее – самый настоящий яд.

Откуда берется сушняк?

Действительно, поглощать разнообразные жидкости всю ночь, а на утро ощутить во рту пустыню Сахару – тот еще парадокс. Под действием алкоголя способность организма абсорбировать воду резко падает, то есть вся она выходит из нашего организма, не задерживаясь. Все равно, что носить воду решетом.

Почему с похмелья мы мало что помним о вчерашнем дне?
Да еще испытываем депрессию и тревогу. Действительно, бросая все ресурсы на выведение яда, наш организм за ценой не постоит.

Пока алкоголь изгоняется из крови, образуются отходы – молекулы цитокины. А рецепторов, которые их воспринимают, очень много в гиппокампе, участке мозга, отвечающем за память. И вот эта многолюдная тусовка цитокинов в мозгу заставляет нас все забывать и даже испытывать тошноту.

Откуда берутся счастливчики, не испытывающие похмелье?

Наверняка кто-то из ваших друзей во время вечеринок хвастался стойкостью к похмелью. Им, конечно, никто не верил, а зря. Целых 28% пьющих алкоголь действительно с утра не мучаются. За это пусть они благодарят предков и экологию.

Доказано, что сочетание генетических и внешних причин могут дать такой эффект. А у тех, кто тяжело переживает похмелье, скорее всего, в роду были хронические алкоголики.

Но похмелье же пройдет, а здоровье останется?

Нет. Ученые-патофизиологи выявили связь между похмельем и снижением целостности белого вещества мозга. Другими словами, когда через некоторое время вы начнете терять память и с трудом концентрироваться на сложных задачах, посчитайте, сколько раз вы испытывали похмелье.

Что съесть, чтобы полегчало?

Ну, если вы задаетесь этим вопросом, значит не все так плохо. Обычно мысли о еде невыносимы во время тяжкого похмелья. Но ученые советуют употреблять побольше углеводов, чтобы восстановить уровень сахара в крови.

Почему с возрастом просыпаться после вечеринки все сложнее?

Просто ваше тело тратит ресурсы на борьбу с похмельем быстрее, чем может их восстановить. И чем вы старше, тем их меньше. Хотя четкая связь между возрастом и степенью страданий от похмелья пока не доказана. Но проблем в том, что исследования практически всегда проводятся только на молодых людях.

Есть ли панацея?

Самое старое из известных лечений похмелья – это «подобное подобным». Вы выпиваете наутро, и вроде как становится легче.

Но представьте, что творится в организме: выводить яд, поступивший накануне, уже некогда, потому что клетки заливает новая порция алкоголя. Организм отравляется вдвое сильнее.

А вот древние римляне в качестве лекарства предлагают омлет из яиц совы. Ассирийцы делали снадобье из птичьих клювов и мирры. Монгольские же воины с похмелья поедали маринованные бараньи глаза. Можете попробовать, но на самом деле эффективного лекарства от похмелья до сих пор не придумано.